Вы можете БЕСПЛАТНО задать вопрос юристу онлайн

  • Для всех регионов РФ доступна бесплатная онлайн консультация;
  • Для жителей Москвы и МО, Санкт-Петербурга и области существуюет бесплатная горячая линия;

Анонимно
Информация о вас не будет разглашена
Быстро
Заполните форму, и уже через 5 минут с вами свяжется юрист

Закон ростовской области о бесплатной юридической помощи

15 марта 2013 года вступил в силу Областной закон от 24.12.2012 № 1017-ЗС «О бесплатной юридической помощи в Ростовской области».

Вы можете обратиться к адвокатам для получения квалифицированных юридических услуг за счет областного бюджета, если Вы относитесь к одной из следующих категорий граждан (статья 4 Областного закона от 24.12.2012 № 1017-ЗС):

Список адвокатов, участвующих в деятельности государственной системы бесплатной юридической помощи на территории Ростовской области в 2014 г. (на 16.07.2014), и график приема ими граждан

Родионово-Несветайский филиал Ростовской областной коллегии адвокатов

346580, ст. Родионово-Несветайская, ул. Пушкинская, 35

О бесплатной юридической помощи в курской области

Адвокаты, оказывающие бесплатную юридическую помощь на территории Курской области . ГОРОД КУРСК И КУРСКИЙ РАЙОН. ЦЕНТРАЛЬНЫЙ .

Список адвокатов оказывающих бесплатную юридическую помощь . БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ НА ТЕРРИТОРИИ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ .

Закон Курской области от 27 ноября 2016 №106-ЗКО "О бесплатной юридической помощи в Курской области в рамках государственной системы .

Бесплатная юридическая консультация для жителей Курска и других городов Курской области от лучших юристов России. В нашей . И в любой из этих ситуаций может потребоваться помощь юриста. Потребность в правовой .

Юридическая консультация онлайн MegaLaw · Вопросы и ответы юристов . Бесплатная консультация юриста в Курской области и Альменево.

9 01 2016 - Бесплатная юридическая помощь может оказываться в иных, .. «О бесплатной юридической помощи в Курской области в рамках .

В государственную систему бесплатной юридической помощи на территории Курской области входят: Администрация Курской области ;. отраслевые .

Предалагается Вашему вниманию бесплатная юридическая консультация в Курске и Курской области .

Сегодня без качественной юридической помощи (к примеру, . не только жителям крупных городов, но и жителям Курска и области . Раз в месяц коллектив Курской городской коллегии адвокатов "Защита" дает бесплатные .

Право на получение бесплатной юридической помощи имеют следующие . Российской Федерации, проживающих на территории Курской области :.

Консультация юриста по телефону для жителей Курска и курской области . консультация - Курск · Бесплатная юридическая консультация - Области .

4 дня назад - Адвокаты, оказывающие бесплатную юридическую помощь на территории Курской области . ГОРОД КУРСК И КУРСКИЙ РАЙОН.

22 08 2016 - Юридические консультации адвокатов и юристов Курская обл . Бесплатная юридическая консультация московский район казань; .

Юристы и адвокаты окажут бесплатную юридическую помощь в Курске. Задайте вопрос . Действующий Адвокат адвокатской палаты Курской области .

№324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», Постановлением Администрации Курской области от 17.10.2016 №741-па .

бесплатная юридическая консультация. Rossovet . ТОП юристов города « Железногорск курской области ». online . Мы, можем получить помощь ?

Надёжная юридическая помощь . Консультация юриста по телефону для жителей Курска и курской области . Получить бесплатную .

В Курской области не найдено ни одной организации из рубрики « Бесплатная юридическая помощь ». Если вы представляете организацию из рубрики .

Мы охватываем широкий спектр юридических и бухгалтерских услу палаты города Курска и Курской области по безопасности предпринимательской . Обращаем ваше внимание, что первичную бесплатную консультацию Вы .

Главная → Курская область → Курск → Юридическая консультация в Курске . таки бесплатную , в виде личной беседы, по телефону или по интернету в .

Юридические консультации адвокатов и юристов Курская обл . - советы, помощь и ответы в режиме онлайн на любые ваши вопросы. Юридическая консультация по телефону бесплатно 8 (495) 989-22-41 (для Москвы и МО).

Бесплатная юридическая консультация - курске Курск и Курская область - по вопросам трудового права : 9. Бесплатная юридическая консультация .

ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Курской области » . Граждане имеют право на получение бесплатной юридической помощи в случаях и в .

Консультации бесплатно . 305018, г . Все операции с недвижимостью в Курске и Курской области . Все виды юридических услуг, юридическая консультация, уголовный адвокат, защита по гражданским делам, исковые заявления, .

. города России. Начало · Главная → Курская область → Льгов → Юридическая консультация в Льгове . Юридическая помощь бесплатно в Тоора-Хеме

Бесплатная юридическая помощь . КОМИТЕТ ПО КУЛЬТУРЕ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ · Livejournal Facebook ВКонтакте Твиттер «Instagram» — социальная .

Курская область , оОО Юридическое сопровождение граждан и организаций . Где Вам окажут срочную юридическую помощь онлайн бесплатно , мужу .

Законом Курской области от 27.11.2016 № 106-ЗКО «О бесплатной юридической помощи в Курской области в рамках государственной системы .

Курская городская коллегия адвокатов . Если Ваш случай соответствует указанным требованиям, то Вы получите у нас бесплатную юридическую помощь . Полезные ссылки: Адвокатская палата Курской области · Курский .

12 08 2016 - Президент Курской областной нотариальной палаты Ольга Сердюкова . жителям Курской области бесплатной юридической помощи .

21 08 2016 - Главная > Новости | Бесплатная юридическая помощь многодетным . сейчас - это самый острый вопрос в нашей Курской области ».

17 08 2016 - N 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации", Законом Курской области от 27 ноября 2016 N 106-ЗКО "О .

27 08 2016 - О бесплатной юридической помощи в Курской области в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи (с .

Адвокат Горяйнов Алексей Алексеевич. Бесплатная юридическая помощь при предъявлении соответствующих документов. Список групп, которым .

14 08 2016 - Бесплатная юридическая помощь многодетным семьям в Курске. В Курской области при содействии общероссийской общественной .

Бесплатная юридическая консультация в Курске онлайн и по телефону. юридический форум, форум юристов и адвокатов Курска и Курской области .

Право получать такую помощь имеют инвалиды I и II групп, граждане, . бесплатную юридическую помощь на территории Курской области , опубликован .

Признание семьи малоимущей для получения бесплатной юридической . в случае регистрации родителей по месту жительства в Курской области по .

22 08 2016 - . до 15.00 Управление Федеральной службы судебных приставов по Курской области проведет День бесплатной юридической помощи .

Метро Курская Юридическая консультация, Юристы, Адвокаты. бесплатная юридическая помощь призывникам и военнослужащим . и Московской области , состоящая из высококвалифицированных юристов, способных решать .

Бесплатная юридическая консультация. (495) 258-76-32 . Вид инспекции: Государственная жилищная инспекция Курской области . Адрес: 305000 .

29 01 2016 - Cайт курской газеты «Городские Известия» . С пользой для города · 8 тысяч украинских беженцев приютила Курская область . Для получения бесплатной юридической помощи можно обращаться в Курскстат по .

Трудовая инспекция в Курске ( Курская область ). Юридическая инспекция онлайн Оказываем бесплатную юридическую . Нужна помощь юриста?

Адрес: Курская область , Железногорск, ул. Ленина . ЖЕЛЕЗНОГОРСКАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОЛЛЕГИЯ . АС Юридическая бухгалтерская помощь , ООО "Центр Правовой Защиты", Центр . KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Курская, 35 «а». Т. (8-47148) 4-15-15 . Юридическая помощь гражданам и организациям; Адрес: Железногорск, Курская область | Все о нашем городе.

19 08 2016 - ФЗ № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской . 3 ч. 2 ст. 17 «Служебные обязанности» Закона Курской области от .

Помощь юристов и адвокатов, услуги юридических организаций - Услуги: . список бесплатных объявлений Курска и Курской области из категории . По умолчанию отображены все бесплатные объявления "Юридические услуги" в .

(812) 309-95-82 в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Задайте вопрос юристу,. и получите бесплатную консультацию в течение 5 минут. Курская область ; Республика Татарстан; Нижегородская область; Краснодарский .

5 03 2016 - В Курском филиале ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» прошла бесплатная юридическая консультация . консультации жителям Курска и Курской области по вопросам гражданского, трудового, . вопрос юристу города грязи Липецкой области консультация юриста юридических лиц юридическая консультация Курск клыкова.

юридическая помощь в Тюмени бесплатно адвокатской деятельностью является юридическая помощь оказываемая, юридическая доктрина как источник права в России, бесплатная юридическая помощь Курская область, Самара бесплатная юридическая помощь многодетным семьям, консультация юриста Воронеж березовая роща, консультація юриста Луцьк.

юридическая помощь гражданам Российской федерации бесплатная консультация юриста Луганск помощь юриста наследство бесплатная юридическая консультация в Зеленодольске юридическая помощь предпринимателям бесплатно Ханты-мансийск юридическая консультация СПб Фрунзенский район бесплатная юридическая консультация при ДТП.

юридическая консультация для граждан Украины, бесплатная юридическая консультация в Йошкар-оле по телефону, консультация юриста искитим, бесплатная юридическая помощь в Калуге, юрист в Домодедово каширское шоссе 49, юридическая помощь гражданам Украины в России, бесплатная консультация юриста в Ростове, требуется юрист Уссурийск.

онлайн юрист Казань отзывы, юридическая этика учебник для вузов кобликов а.с, ООО юридическая консультация Самара, бесплатная юридическая консультация Ставрополь, бесплатная юридическая консультация инвалидам 3 группы бесплатная юридическая консультация в Москве отзывы юридическая консультация по трудовым спорам Оренбург юрист по трудовым спорам Екатеринбург бесплатная юридическая консультация ТК РФ.

бесплатная юридическая помощь Тамбов консультация юриста САО требуется юрист Иваново юридическая консультация Дзержинский Московская область консультация юриста Лобня бесплатная консультация юриста по телефону Магнитогорск круглосуточная юридическая консультация по телефону бесплатно защита прав потребителей помощь юриста.

Юрист в области трудового права

вища юридична освіта;

1-2 роки досвіду роботи у сфері корпоративного та податкового права;

ґрунтовна теоретична база за фахом;

знання англійської мови на рівні Upper-Intermediate і вище;

Закон о предоставлении бесплатной юридической помощи

Категории граждан, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи

Право на получение всех видов бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи имеют следующие категории граждан:

1) граждане, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо одиноко проживающие граждане, доходы которых ниже величины прожиточного минимума (далее - малоимущие граждане);

2) инвалиды I и II группы;

3) ветераны Великой Отечественной войны, Герои Российской Федерации, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, Герои Труда Российской Федерации;

4) дети-инвалиды, дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также их законные представители и представители, если они обращаются за оказанием бесплатной юридической помощи по вопросам, связанным с обеспечением и защитой прав и законных интересов таких детей;

4.1) лица, желающие принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, если они обращаются за оказанием бесплатной юридической помощи по вопросам, связанным с устройством ребенка на воспитание в семью;

4.2) усыновители, если они обращаются за оказанием бесплатной юридической помощи по вопросам, связанным с обеспечением и защитой прав и законных интересов усыновленных детей;

5) граждане пожилого возраста и инвалиды, проживающие в организациях социального обслуживания, предоставляющих социальные услуги в стационарной форме;

6) несовершеннолетние, содержащиеся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, и несовершеннолетние, отбывающие наказание в местах лишения свободы, а также их законные представители и представители, если они обращаются за оказанием бесплатной юридической помощи по вопросам, связанным с обеспечением и защитой прав и законных интересов таких несовершеннолетних (за исключением вопросов, связанных с оказанием юридической помощи в уголовном судопроизводстве);

7) граждане, имеющие право на бесплатную юридическую помощь в соответствии с Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 года № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»;

8) граждане, признанные судом недееспособными, а также их законные представители, если они обращаются за оказанием бесплатной юридической помощи по вопросам, связанным с обеспечением и защитой прав и законных интересов таких граждан;

8.1) граждане, пострадавшие в результате чрезвычайной ситуации:

а) супруг (супруга), состоявший (состоявшая) в зарегистрированном браке с погибшим (умершим) на день гибели (смерти) в результате чрезвычайной ситуации;

б) дети погибшего (умершего) в результате чрезвычайной ситуации;

в) родители погибшего (умершего) в результате чрезвычайной ситуации;

г) лица, находившиеся на полном содержании погибшего (умершего) в результате чрезвычайной ситуации или получавшие от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также иные лица, признанные иждивенцами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

д) граждане, здоровью которых причинен вред в результате чрезвычайной ситуации;

е) граждане, лишившиеся жилого помещения либо утратившие полностью или частично иное имущество либо документы в результате чрезвычайной ситуации;

9) граждане, которым право на получение бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи предоставлено в соответствии с иными федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Единый контакт-центр: 8 (343) 354-73-98

Закон о юридической помощи

Содержание — представлены мнения:

Адвокат Коллегии адвокатов г. Астаны Дмитрий Куряченко делится своими размышлениями.

Сегодняшние впечатления о вчерашнем законопроекте «О юридической помощи» (дата публикации поста 30.08.2017)

Законопроект появился только вчера, 29 августа 2017 года, но как вы знаете, Законопроекту «О юридической помощи» предшествовала разработка целой концепции.

Адвокаты например, узнали о существовании такой концепции не более месяца назад. Никто не сообщал например о том, что идет полным ходом разработка законопроекта, решающего судьбу адвокатуры, и это уже само по себе, предстает очень странным.

Почему не привлекали адвокатов ни к разработке концепции, ни самого проекта закона о котором идет речь? Хотя такое участие предполагает сам закон «Об адвокатской деятельности».

Очень возможно, что разработчики, точно понимали, и ясно осознавали направленность концепции и проекта закона против адвокатов, иначе, не возможно объяснить факт не привлечения адвокатов к его разработке. Таким же путем, в начале 2017 года, разрабатывалось и нормативное постановление Верховного суда РК №14 от 22 декабря 2016 в части пункта 5, направленного против адвокатов.

В обосновании указано: Концепцией подчеркивается ведущая роль адвокатуры, как ядра системы оказания гражданам юридической помощи. В качестве основных приоритетов совершенствования деятельности адвокатуры Концепцией… и далее, Астапа понесло как говорится но не в степь совершенствования адвокатуры, а ее размывания и растворения в выдуманном наспех законопроекте.

Если, согласно концепции проекта закона, адвокатура играет ведущую роль и выступает ядром системы оказания гражданам юридической помощи, как оно и есть на самом деле, то почему надо, отменять закон «Об адвокатской деятельности», который и устанавливает то самое ядро о котором красиво поется в концепции?

Взгляните! Концепция о проекте закона «О юридической помощи» состоит из 46 страниц, из которых 26 страниц, как это у нас вошло в моду при отсутствии собственной творческой силы и энергии, посвящено зарубежному опыту стран Австрии, Англии, Австралии, Норвегии, Нидерланд, Шотландии, Швеции, Канады и США, однако, ни одна из этих стран не отменяла закон «Об адвокатуре» «Об адвокатской деятельности», О Баристерах, и О солистерах в Англии и Уэльсе.

Для чего укрывали разработку проекта от адвокатов и для чего понадобилось отменять закон «Об адвокатской деятельности» которому 5 декабря 2017 года должно будет исполнится 20 лет. Какую цель преследуют за этим?

Еще один пример этому, в концепции и в законопроекте указано, что юридическую помощь также оказывают, государственные органы, нотариусы, судебные исполнители, забыли медиаторов включить, однако, не ставится вопрос об отмене закона «О нотариате», закона о Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», закона, закона «О медиации».

Ставится вопрос об отмене исключительно Закона «Об адвокатской деятельности» Почему?

Кому мешает закон об адвокатуре, выступающей ядром оказания юридической помощи, кто желает это ядро разрушить, растворить адвокатуру в новом законе, под лозунгом ее совершенствования?

При всем, при этом, разработчики законопроекта идут против тех основных положений, давших начало разработке законопроекта и отраженных в Протоколе Заседания совета по правовой политике при Президенте РК №17-51-4.1 от 8 февраля 2017 года. Где, четко прописано:

Министерству юстиции принять к сведению. Признать целесообразным сохранение существующей модели оказания юридических услуг, предусматривающих ее оказание адвокатами и представителями. Министерству юстиции совместно с заинтересованными органами республиканской коллегии адвокатов внести предложения направленные на повышение качества и доступности юридических услуг, укрепление института адвокатуры…

Но, отменяя профильный закон «Об адвокатской деятельности» разве укрепляется институт адвокатуры? Однозначно нет! Общество и граждане его составляющие, могут лишиться тех, кто призван своим существованием, на защиту их прав, свобод и законных интересов. А государство от этого, только потеряет, один из основных институтов стимулирующих развитие гражданского общества, и выступающего индикатором развития демократии в любой стране.

Если вы внимательно изучите законопроект «О юридической помощи», он, поглотив в себя закон об «адвокатской деятельности», при этом, не совершенствует и не укрепляет институт адвокатуры, он размывает адвокатуру, уравнивает адвоката с выдуманным термином «юридический консультант», ставит адвоката под контроль, лишает адвоката и адвокатуру независимости.

При этом, в законопроекте нет конкретного механизма направленного на повышение качества и доступности юридических услуг. Везде идут ссылки на закон о саморегулировании, на Правила профессиональной этики, которые должны будут только разрабатываться и приниматься субъектами оказания юридической помощи. Идет целенаправленное смещение понятий юридическая услуга и юридическая помощь.

Законопроект порождает множество вопросов, содержит кучу пробелов, например нет понятия кто такой «юридический консультант», нет понятия что есть «юридическая услуга» нет понятия, что есть «юридическая помощь» и так далее, при этом, разработчики устанавливают в ст.2 положение о том, что в случае выявления пробелов или противоречий норм законодательства Республики Казахстан о юридической помощи, содержащихся в нормативных правовых актах Республики Казахстан, положениям настоящего Закона, то применяются положения настоящего Закона. То есть, если Конституция, как нормативный правовой акт, будет противоречить данному закону, то будет иметь большую силу закон, а не Конституция. Такая норма грубо противоречит и Конституции и установленной иерархии в Законе «О нормативных правовых актах».

Также, сомнения вызывает п2) статьи 21 проекта закона, где Правительство РК утверждает порядок проведения проверок по вопросам оказания юридической помощи. Здесь мы наблюдаем закладываются основы для дальнейшего вмешательства в деятельность адвокатуры и адвокатов, подрывается независимость института адвокатуры, создаются предпосылки для оказания влияния на профессиональную деятельность адвоката.

Пункт 11) ст.22 Законопроекта дает право уполномоченному органу (Министерству юстиции) устанавливать порядок проведения проверок адвокатуры по вопросам оказания юридической помощи. Таким образом, адвокатура ставится под контроль и в зависимость от государственного органа, способного влиять путем проверок, на независимость, самостоятельность адвокатуры, и как следствие, влиять в дальнейшем, на профессиональную деятельность адвоката, так как, проверке подлежит оказание юридической помощи адвокатами.

Вот первые впечатления о новом законопроекте «О юридической помощи»,

Реальные изменения могут возникнуть если, адвокатура будет развиваться своим путем со своим законом, и пусть ей будет создана конкуренция, это только будет укреплять адвокатуру и улучшать профессионализм адвокатов.

Данный законопроект должен разбудить адвокатов, и тех, кто управляет адвокатскими образованиями, встать на свою защиту, и выйти из него живым, пробудить желание и стремление усовершенствовать профильный закон «Об адвокатской деятельности», стремиться к непрерывному повышению профессионального уровня, реально привлекать адвокатов к дисциплинарной ответственности за совершаемые ими проступки, сделать профессию более доступной и формировать достойную преемственность в профессии.

Н.И. Мамонтов, Судья Верховного Суда Казахстана в почетной отставке

«Заниматься ведением чужих гражданских дел имеют право не все желающие, а только следующие категории лиц:

1. присяжные поверенные;

2. частные поверенные и приравненные к ним помощники присяжных поверенных, получившие от судебных учреждений свидетельство на право ходатайства по делам;

3. лица, связанные с тяжущимися близкими семейными отношениями, именно, их супруги, родители и дети;

4. соучастники тяжущихся в производящемся деле;

5. лица, заведующие делами и имениями тяжущихся»[1]

Министерством юстиции Казахстана подготовлены проект Концепции и проект Закона «О юридической помощи»[2], ознакомление с которыми создает ощущение слабой юридической техники при их написании, подмены понятий юридических терминов, стремлении под видом совершенствования деятельности адвокатуры и расширения субъектов, оказывающих правовую помощь в гражданском, уголовном или административном судопроизводствах в процессуальной форме защиты, процессуального представительства фактически изменить правовой статус адвокатуры и приравнять адвокатскую деятельность к деятельности юридических консультантов.

Термины «юридическая помощь» и «юридическая услуга» являются синонимами и означают правовые действия, правовое содействие кому-нибудь, участие в чем-нибудь, приносящее облегчение, пользу другому лицу[3].

Понятие «субъект оказания юридической помощи» не раскрывается, но из текста статьи 20 проекта Закона можно делать вывод о том, что юридическую помощь клиенту вправе оказывать любой государственный орган в пределах своей компетенции, адвокаты и юристы, в том числе оказывающие комплексную социальную помощь.

Причем субъект, оказывающий комплексную социальную юридическую помощь, имеет право на вознаграждение не более 10 процентов от суммы взыскания, на возмещение расходов по оплате государственной пошлины, на налоговые льготы и присуждения почетных званий за значительный вклад в развитие комплексной социальной юридической помощи.

Весьма интересно то, что при Министерстве юстиции образуется комиссия по юридической помощи, в состав которой включаются представители от 8 государственных органов и некоммерческих организаций, которая будет вправе осуществлять контроль за качеством оказания юридической помощи адвокатами, юридическими консультантами, представлять замечания и высказывать рекомендации.

В проекте Закона зафиксированы декларативные положения, практически невыполнимые и не подлежащие правовой констатации.

Например, адвокат обязан проявлять старательность и усердие, не избегая совершения необходимых действий, требующих большого напряжения либо затрат времени (ст. 28 проекта).

В проекте не конкретизированы высокие стандарты качества юридической помощи, что делает невозможным предъявление каких-либо претензий к адвокату или юридическому консультанту.

Видимо, авторы проекты не стремились закрепить проверяемое положение о том, что в уголовном и административном производствах адвокат-защитник избирает правовую позицию, исходя из позиции подзащитного.

В гражданском судопроизводстве адвокат обязан принять поручение на представительство только при наличии правовой позиции, то есть соответствие фактических обстоятельств частного материально-правового отношения конкретной норме закона, не допуская злоупотребления и недобросовестности при представительстве интересов доверителя.

Члены областной коллегии адвокатов, юридической консультации обладают равным статусом, независимо от места дислокации в административно-территориальной единице. Но в проекте закона фиксируется дискредитация адвоката по размеру страховой суммы по договору обязательного страхования гражданско-правовой ответственности адвоката (ст. 30).

Специфика юридической помощи, оказываемой адвокатом, является адвокатской деятельностью, для осуществления которой законом установлены требования, не предъявляемые к иным субъектам, которые оказывают юридические услуги в статусе коммерческого юриста.

1. Лицо обязано сдать квалификационный экзамен;

2. лицо обязано получить персональную лицензию на осуществление адвокатской деятельности[4];

3. лицо обязано вступить в соответствующую коллегию адвокатов;

4. при осуществлении адвокатской деятельности на адвоката распространяется институт адвокатской тайны;

5. процессуальные полномочия адвоката подразделяются на две группы: общие, когда при участии в производстве по делу адвокат может реализовать «общие» процессуальные полномочия на основании адвокатского ордера, и «специальные», которые адвокат может реализовать на основании полномочий, предоставленных ему доверителем в выданной доверенности;

6. только адвокату из средств республиканского бюджета производится выплаты при оказании правовой помощи гражданам, категории которых предусмотрены законом.

Коммерческий юрист или юридический консультант статусом адвоката не обладает и не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, которая подлежит лицензированию.

Объединяя в одном законе деятельность адвоката и юридического консультанта, обязательно являющегося членом палаты юридических консультантов, авторы проекта закона понуждают суд легализовать безлицензионную деятельность юридического консультанта.

Исходя из проекта Закона предполагается процессуальная деятельность коллегии адвокатов и палаты юридических консультантов.

Представляется, что в этом аспекте идеология проекта Концепции и самого закона основана на том, что необходимо устранить монополию коллегий адвокатов на оказание квалифицированной правовой помощи. Но специфика деятельности названных структур выражается в том, что адвокат осуществляет адвокатскую деятельность и осуществление квалифицированной юридической помощи индивидуально от своего имени, а юридический консультант от имени палаты юридических консультантов.

Следует учитывать, что из республиканского бюджета оплачивается правовая помощь, оказанная только адвокатами, но не иными лицами, которые стремятся в судопроизводстве осуществлять безлицензионную деятельность.

Не случайно в уголовном или административном судопроизводстве в качестве защитника указан адвокат как обладающий специальными юридическими знаниями соответствующего материального и процессуального закона, способный оказать квалифицированную юридическую помощь. Но при этом законодатель лукавит, когда допускает возможность участия в качестве защитника в уголовном или административном производствах супруги/супруга, близких родственников или законных представителей, не обеспечивая тем самым оказание квалифицированной юридической помощи и ограничение право на судебную защиту[5].

В гражданском судопроизводстве в качестве процессуального представителя истца, ответчика или третьего лица может участвовать;

1) законный представитель несовершеннолетнего, недееспособного или ограниченно дееспособного участника частного материально-правового отношения. Такое представительство основано на положениях закона и реализуется без получения от доверителя доверенности, на основании свидетельства о рождении или решения органа опеки и попечительства о назначении лица опекуном, попечителем;

2) сотрудник юридического лица по делам этого юридического лица. Фактически речь идет о служебном представительстве, основанном на существовании трудовых отношений с истцом или ответчиком и на выданной доверенности. Это специфический вид процессуального представительства, для возникновения которого требуется решение руководителя исполнительного органа юридического лица в виде доверенности. Нотариальное удостоверение такой доверенности не требуется №

3) уполномоченный профессионального союза по делу члена профессионального союза, основанного на трудовых правоотношениях (трудовые права члена профсоюза, возмещение имущественного ущерба или личного неимущественного вреда при исполнении трудовых (служебных) обязанностей. В качестве процессуального представителя в гражданском судопроизводстве участвует лицо, уполномоченное решением комитета соответствующей профессиональной организации;

4) уполномоченный организации, которой законом, уставом или положением предоставлено право представлять интересы своей организации или интересы третьих лиц;

5) один из соучастников по поручению другого соучастника на той же процессуальной стороне.

Проектом Закона в императивной форме установлено, что юридический консультант к указанным категориям процессуальных представителей не относится, в силу чего не может участвовать в гражданском, уголовном или административном судопроизводствах в интересах потерпевшего[6].

Это важный правовой запрет, который исключает участие юридического консультанта в судопроизводстве в качестве процессуального представителя.

О требованиях, предусмотренных законом для адвокатской деятельности, было изложено выше. Этим требованиям юридический консультант палаты юридических консультантов не соответствует.

Юридический консультант для участия в гражданском судопроизводстве в качестве процессуального представителя стороны не может воспользоваться положениями подпункта 6) части 1 статьи 58 ГПК, поскольку такое представительство является лицензируемым видом адвокатской деятельности.

Весьма проблематичным является утверждение о том, что гарантированную государством юридическую помощь вправе оказывать перечисленные в проекте субъекты, а также получать бесплатно правовое информирование все физические и юридические лица[7].

Представляется проблематичным административный механизм привлечения адвокатов к оказанию гарантированной юридической помощи за счет средств республиканского бюджета. Этот порядок отражает дискриминационные элементы в отношении тех адвокатов, которые оказывают разные виды указанной юридической помощи[8].

Авторитет адвокатской деятельности приобретается не в условиях монопольной структуры коллегии адвокатов, а в условиях личной конкуренции адвокатов и демонстрации ими правовых знаний, логического мышления, адвокатской этики и красноречия.

Следовало бы подумать над тем, что в одной административно-территориальной единице могут образовываться несколько коллегий адвокатов, членами которых могут быть все получившие лицензию на осуществление адвокатской деятельности и не лишенные ее.

Для исполнения намерений юридических консультантов участвовать в судопроизводстве в качестве представителей стороны по поручению необходимо получить статус адвоката и являться членом коллегии адвокатов.

В целом же проект Закона требует более тщательного анализа с учетом сути процессуального представительства как адвокатской деятельности.

[1] Учебник гражданского процесса /Е.В. Васьковский: МГУ им. М.В. Ломоносова, юрид. фак. граждан. процесса, КубГУ, юрид. фак., каф. гражд. процесса и трудового права. — Краснодар, 2003. С. 251

[3] Словарь русского языка / С.И. Ожегов; под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. — 24-е изд., испр. — М.: ООО «Издательских дом «ОНИКС 21 век»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005. С. 549, 821

[4] п. 78 Перечня разрешений первой категории (лицензий), предусмотренных Приложением 1 к Закону Казахстана «О разрешениях и уведомлениях» от 1 мая 2014 года, в редакции от 15 июня 2017 года.

В проекте Концепции регулирования деятельности по предоставлению юридической помощи и юридических услуг в Республике Казахстан (Приложение к Протоколу заседания Международного совета при Верховном Суде Республики Казахстан № 3 от 26 мая 2017 года) указано, что лицензирование было лишь формальным, и оно было отменено. Однако это утверждение не соответствует правовым реалиям

[5] п. п. 2 и 3 с 13, п. 3 ст. 39 Конституции Казахстана от 30 августа 1995 года, введена в действие 8 сентября 1995 года, в редакции от 10 марта 2017 года; т. ч. 2 ст. 748 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана от 5 июля 2014 года, в редакции от 11 июля 2017 года; ч. 2 ст. 66 Кодекса Республики Казахстан от 4 июля 2014 года, в редакции от 11 июля 2017 года

[6] ст. 70 проекта Закона

[7] ст. ст. 97, 98 проекта Закона

[8] ст. 101 проекта Закона

Источник статьи: http://www.zakon.kz/4875723-novoe-s-ottorzheniem-sushhestvujushhego.html

В советском прошлом был лозунг: «Есть у революции начало, нет у революции конца». Думается, что такое же смысловое значение можно применить и к проводимой в нашей стране правовой реформе. Законодательство не стоит на месте, с развитием страны и общественных отношений оно должно изменяться и совершенствоваться. Здесь мы полностью разделяем положения Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года. Солидаризируемся также с Главой государства, когда он в посланиях народу Казахстана ставит Парламенту и Правительству задачи по дальнейшему совершенствованию действующего законодательства и деятельности правоохранительных органов.

При этом следует отметить, что и Парламент, и Правительство осуществляют активную работу по реализации поставленных перед ними задач. Возникает один лишь вопрос: а насколько качественно они это делают?

Постановка такого вопроса вызвана тем, что в последнее время довольно часто во вновь только что принятые законы начинают вноситься изменения и дополнения или вовсе начинается обсуждение возможности их отмены и принятия новых законодательных актов. Подобные действия органов власти порождают нестабильность в обществе и, как следствие, подрывают доверие к праву.

Примером сказанному может служить Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан, а также другие нормативные правовые акты ( УК , УПК ), которые после их принятия и введения в действие, показали свои слабые стороны. Сразу оговоримся, что в данном случае не идет речь о недостатках, которые выявила практика их применения, а о их концептуальном несовершенстве, на что обращали внимание ученые-юристы и практики, еще на стадии их обсуждения.

Обеспокоенность вызывает и тот факт, что современные разработчики законов попали под сильное влияние зарубежных правовых идей, которые на ниве нашей действительности начинают работать с точностью на оборот. То, что там работает на интересы всего общества, у нас создает условия для коррупции и злоупотреблений отдельных должностных лиц. Сразу отмечу, что при разработке того или иного закона зарубежный опыт необходим, но он должен быть лишь толчком к созданию своей оригинальной модели, а не быть зарубежной копией.

В настоящее время юридическая общественность, а точнее адвокатское сообщество, критически восприняло Концепцию проекта Закона Республики Казахстан «О юридической помощи» (См.: Обращение Коллегии адвокатов г. Астаны к Министру юстиции РК по проекту и концепции Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» (13 сентября 2017 года на сайте Zakon.kz .) .

Отрицательное восприятие данной Концепции объясняется тем, что ее разработчики предлагают в целях комплексного законодательного регламентирования юридической помощи пересмотреть существующую модель оказания такой помощи. В этих целях субъекты оказания юридической помощи (частнопрактикующие юристы) должны объединиться в саморегулируемые организации — Палаты юридических консультантов , которые будут образовываться на основе обязательного членства профессиональных юристов, оказывающих юридическую помощь в виде представительства интересов лиц в судах. Для этого данная категория специалистов будет заключать договора страхования профессиональной деятельности. В тоже время лица оказывающие иные виды юридической помощи будут наделены правом добровольного вступления в такие Палаты. Далее из Концепции следует, что структуры, основанные на обязательном членстве (нотариусы, адвокаты, частные судебные исполнители) будут сохранены ввиду особого статуса этих субъектов в системе оказания гарантированной государством юридической помощи, но при этом деятельность адвокатов будет регулироваться Законом «О юридической помощ и».

В целях создания баланса между субъектами оказания юридической помощи, разработчики предлагают создать Комиссию по юридической помощи. Этот новый орган будет оценивать эффективность деятельности объединений субъектов оказания такой помощи, т.е. юридических консультантов, адвокатов, нотариусов, частных судебных исполнителей. Эта же Комиссия будет сообщать в уполномоченный орган информацию об исключении палат юридических консультантов из соответствующего реестра палат, который будет вести уполномоченный орган, а также обжаловать в уполномоченный орган, решения коллегий адвокатов и т.п. В состав данной Комиссии будут входить представители уполномоченного органа, Верховного Суда, Генеральной прокуратуры, палат юридических консультантов, Республиканской коллегии адвокатов, Республиканской нотариальной палаты и Республиканской палаты судебных исполнителей, а также независимые представители.

Идея создания данной Комиссии мотивируется тем, что только профессиональное сообщество должно выступать регулятором в соответствующей сфере общественных отношений. Такой посыл, на наш взгляд, является ошибочным, так как носит односторонний характер и не учитывает мнение других субъектов рынка юридических услуг. Да, и представители, входящие в состав данной комиссии это еще не всё профессиональное сообщество. Полагаем, что появление нового посредника между уполномоченным органом и субъектами объединений (палатой юридических консультантов, коллегией адвокатов, нотариальной палатой, палатой частных судебных исполнителей) противоречит духу свободы юридической деятельности, которая является важным гарантом реализации свобод иного рода (политических, экономических, духовных).

Говоря иными словами, разработчики считают, что регулировать сферу юридических услуг должно только юридическое сообщество в лице ограниченного круга представителей. На это можно заметить, что такой подход хорошо себя зарекомендовал в советское прошлое, когда только одна политическая партия (а в нашем случае профессиональное сообщество или консолидированная юридическая общественность) знала, что «лучше» для граждан страны.

Оппоненты могут возразить, что в Концепции есть ссылки на передовые зарубежные страны, где подобные модели существуют, а, следовательно, это приемлемо и нам. Здесь можно сказать, что любые ссылки на зарубежный опыт всегда надо воспринимать с осторожностью, во-первых, потому, что для иллюстрации, как правило, подбираются такие примеры, которые могли бы убедить не сведущую публику. Во-вторых, любые ссылки на зарубежный опыт требуют проверки на достоверность, а именно надо знать не только положительные, но и отрицательные его стороны. В-третьих, передовое зарубежное общество вырабатывало свои правовые институты на протяжении столетий и в течении этого же времени выкристаллизовывался его менталитет. Поэтому упрощенный подход по внедрению зарубежного опыта в нашу жизнь, по принципу «зачем изобретать велосипед» у нас полноценно работать не будет.

Другой момент Концепции, который обращает на себя внимание это то, что разработчики в проекте Закона «О юридической помощи» одновременно желают урегулировать деятельность частнопрактикующих юристов и адвокатов. Правильно ли это?

На наш взгляд, эти направления юридической деятельности несовместимы между собой. Они безусловно имеют внешнее сходство, но по своей сути различны. Разница между ними примерно такая же, как между институтами выборов и референдума. Так, если адвокат оказывает юридическую помощь , то юридические компании, агентства и частнопрактикующие юристы оказывают правовые услуги . Если деятельность первых регулируется специальным законом об адвокатуре, то деятельность вторых, отчасти, строится на законе о товариществах, на актах об индивидуальном предпринимательстве, на основе патента, а чаще всего на договорах об оказании услуг и доверенности. На основании этого, полагаем, что в вышеназванном Законе должна идти речь только о частнопрактикующих юристах, юридических компаниях и агентствах. Деятельность адвокатов должна регулироваться, как и прежде, самостоятельным Законом «Об адвокатуре», но с учетом предлагаемых Концепцией обновлений. Учитывая, что частнопрактикующие юристы, юридические компании и агентства, оказывают юридические услуги, а не помощь, то целесообразно было бы изменить название этого проекта закона на Закон РК «О субъектах оказания юридических услуг».

Другой момент, который обращает на себя внимание, это то, что Концепция не свободна от ошибочных, на наш взгляд, посылов и предложений. Так, например, как данный законопроект может способствовать свободному , поступательному развитию юридического сообщества и сферы оказания юридической помощи, если деятельность всех представителей юридической деятельности осуществляется и будет осуществляться на основе законов, которые создают систему профессиональных организаций, основанных на обязательном членстве их представителей, а также предусматривают в этих организациях управленческие структуры, которые не только содержаться за счет своих членов, но и вправе контролировать и наказывать их. Поэтому было бы более правильным в Концепции вести речь не о свободном развитии юридического сообщества, а только о поступательном, что реально соответствует действительности.

Кроме того, красной нитью через всю Концепцию проходит предложение, основанное на заимствовании зарубежного опыта, о введении страховой ответственности профессиональной деятельности адвокатов и лиц, оказывающих правовую помощь в судах. Введение такой ответственности для адвокатов и вышеназванных лиц, нам представляется преждевременной. Понятно, когда такую ответственность имеют нотариусы, они наделены правом легализации отдельных документов, на основе которых может быть причинен материальный вред. Адвокат, кроме оказания правовой помощи не совершает каких-либо действий ухудшающих положение клиента. Конечно, на практике встречаются случаи, когда адвокат не своевременно выполняет поручения клиента или может дать пространную консультацию по той или иной правовой ситуации, либо обнадежить клиента о правовых перспективах решения его проблемы и т.д. Но, все подобные ситуации, можно разрешить на основе гражданско-правовой ответственности, которая должна вытекать из договорных отношений адвоката с клиентом. Если предположить, что по замыслу разработчиков Концепции, страховая ответственность адвоката должна наступать при любой его профессиональной оплошности, то и здесь возникает вопрос, почему такую ответственность не несут, например, сотрудники правоохранительных органов или судьи, допустившие судебную ошибку или иные деяния, связанные с ошибочным ограничением прав и свобод человека и гражданина. Думается, что поспешное введение страховой ответственности адвокатов и лиц, оказывающих правовую помощь в судах может привести к увеличению судебных исков по данной категории дел, поскольку, любое решение или приговор суда, вынесенный не в пользу подзащитного или представляемого в суде лица, может увязываться с непрофессионализмом защитника.

Нельзя обойти молчанием и то, что разработчики Концепции поднимают в ней вопрос о социальной ответственности представителей юридического сообщества на основе внедрения института « pro bona ». Суть этого института состоит в оказании безвозмездной профессиональной помощи лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, участникам Великой Отечественной войны и лицам, приравненным к ним, инвалидам 1 и 2 группы, пенсионерам по возрасту и т.д. При этом заявляется, что тенденции социальной ответственности уже получили законодательное закрепление в Предпринимательском кодексе РК. Безусловно, данный вопрос заслуживает внимание и требует адекватного решения. Его спорность, на наш взгляд, заключается в обоснованности внедрения института « pro bona » в деятельность представителей юридического сообщества. Спорность состоит в том, что безвозмездной помощи при осуществлении профессиональной деятельности в реалии быть не может. Поскольку, при ее осуществлении лицо, оказывающее такую помощь будет тратить не только своё личное время, но и нести определенные материальные затраты, которые он должен будет покрывать за свой счет, а так как адвокатская деятельность и юридическая помощь, это не предпринимательство, то источника на восполнение таких потерь нет (налоговые льготы не восполнят понесенные затраты). Аморальность данного положения, на наш взгляд, также состоит в том, что средства, которые лицо затрачивает на оказание «безвозмездной» юридической помощи фактически отрываются из бюджета его семьи, где могут быть инвалиды, пенсионеры и др. Здесь надо также учитывать, что заработок такой категории лиц, всегда зависит от количества проделанной ими работы и ее равномерности. Расширение круга субъектов оказывающих юридическую помощь также скажется на заработках данной группы лиц.

Спорным, на наш взгляд, является и то положение Концепции, где говорится, что адвокаты учредившие адвокатскую контору, должны будут заключать между собой партнерский договор. По этому договору они обязуются соединить свои усилия для оказания юридической помощи от имени всех партнеров. Возникает вопрос, а как быть в этом случаи с адвокатской тайной? Или как в этом случаи будут защищены интересы клиента, не подлежащие широкой огласке. Здесь приходят на память слова Фирдоуси: «Есть тайна двух, но тайны нет у трех, и всем известна тайна четырех».

Не выдерживает никакой критики положение Концепции о введении ежегодных курсов повышения квалификации адвокатов. Во-первых, это предложение имеет большую коррупционную составляющую. Во-вторых, проведение частых курсов повышения квалификации будет способствовать начетничеству, но не повышению профессионального уровня адвокатов. В-третьих, ежегодный отрыв от производства, материальным бременем будет ложится на плечи адвокатов. В-четвертых, даже государственные служащие с такой частотой не повышают свой профессиональный уровень. На этом основании считаем, что повышение квалификации адвокатов должно осуществляться раз в пять лет, а по достижении возраста, например, 50 лет раз в 10 лет.

От того, насколько правильно мы отнесемся к идеологии законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», будет зависеть состояние режима конституционной законности в сфере оказания правовой помощи в обществе и государстве.

В рамках конституционной законности

Регулирование юридической профессии в Казахстане затрагивает отдельные концептуальные вопросы правовой системы общества и государства. В первую очередь речь идет о состоянии юридической защищенности или юридической безопасности личности, общества и государства от разного рода реальных и потенциальных угроз современности, в том числе с использованием компетенции и полномочий нашей адвокатуры. Либо мы здесь усилим юридические возможности личности, общества и государства, либо допустим существенные отклонения в правозащитных основах правовой системы и юриспруденции.

В целом отмечу, что все наши непоследовательные и непродуманные решения в сфере действующего права, правотворчества и правоприменения — результат неразработанности Концепции юридической (правовой) безопасности личности, общества и государства и прямого отсутствия этого вида безопасности в системе национальной безопасности Казахстана.

Кроме того, право каждого на получение предусмотренной Конституцией страны квалифицированной юридической помощи, которое к тому же этой же Конституцией гарантировано, ни в каких случаях не подлежит ограничению ( п. 3 ст. 13 , п. 3 ст. 39 ). Данное положение Конституции предполагает, что субъектами оказания такой квалифицированной юридической помощи, безусловно, остаются, прежде всего, адвокаты и нотариусы, то есть компетентные, знающие свое дело, подготовленные специалисты в области права. К примеру, не каждый дипломированный юрист-правовед, даже высокопрофессиональный, сможет обеспечить полноценное выполнение в уголовном судопроизводстве действия принципа равноправия и состязательности сторон, а также других принципов и общих условий отдельных стадий уголовного процесса. Ибо здесь просто необходимы специальная юридическая профессия, специальная квалификация, хорошее знание процессуальной формы ведения представительства в гражданском или защиты в уголовном процессе как необходимое условие достижения объективной истины в рамках правосудия.

В целом следует отметить, что нормы п. 3 ст. 13 Конституции в контексте нашего обсуждения — в перспективе актуальная тема для самостоятельного конституционного производства.

Кроме того, речь идет о четырех кластерах (группах) правовой системы в части оказания юридической помощи: адвокаты, нотариусы (условно — первая группа); юристы предприятий, учреждений, организаций независимо от формы собственности (условно — вторая группа, самая многочисленная); иностранные адвокаты, действующие на основе международных обязательств Казахстана в сфере правовой помощи по уголовным, гражданским и семейным делам (условно — третья группа); ученые-правоведы (условно — четвертая группа). Все обозначенные группы юристов вносят свой посильный вклад в развитие правотворчества и правоприменения в Казахстане. Однако они делают это с использованием только им присущих форм и методов работы, то есть взаимно дополняют друг друга. Но признак квалифицированности оказания юридической помощи в условиях существования четырех крупных юридических образований законодательство закрепляет исключительно за адвокатской и нотариальной деятельностью в обществе и государстве.

Так, в п. 1 ст. 1 Закона РК от 5 декабря 1997 года «Об адвокатской деятельности» прямо записано: «Адвокатура в Республике Казахстан призвана содействовать реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией РК права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юридической помощи, а также содействовать мирному урегулированию спора».

Эта мысль также присутствует в п. 1 ст. 1 Закона РК от 14 июля 1997 года «О нотариате»: «Нотариат в Республике Казахстан — это правовой институт по оказанию квалифицированной юридической помощи, обеспечивающий защиту прав и законных интересов физических, юридических лиц путем совершения нотариальных действий».

Таким образом, важно правильно отнестись к идеологии законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи».

Итак, Министерство юстиции поднимает весьма важную проблему: что нужно сделать дополнительно для регулирования юридической деятельности в стране, чтобы оградить ее от дилетантов в области права и максимально защитить права и свободы человека и гражданина. И в этом плане ведомство следует поддержать, ибо с ним мы ассоциируем главного консультанта Правительства в сфере права. Юридическое сообщество страны должно всегда пользоваться этим официальным каналом совершенствования процессов правотворчества и правоприменения в стране, поскольку это наиболее короткий путь в структуре движения правовых инициатив, исходящих от гражданского общества.

Однако в связи с поднимаемым сегодня актуальным для юристов страны вопросом я хочу сделать следующие заявления.

Если в сфере животноводства допускается скрещивание осла с кобылой и в результате появляется их гибрид — мул, это оправданно, поскольку мул более сильное и выносливое животное. Попытка же объединить в одном проекте закона РК вопросы адвокатской и иной юридической помощи, на мой взгляд, неоправданна и ничего, кроме ослабления деятельности адвокатского корпуса страны, не принесет. Иначе говоря, это разрушит сложившиеся здесь опыт и традиции. Зачем ломать то, что работает, и в целом неплохо? Да, современная адвокатура не свободна от критики, но и нет веских оснований, чтобы ломать устоявшиеся и апробированные временем и практикой позиции.

В связи с этим могу привести свежие примеры, как можно отрегулировать юридическую помощь в стране. В МВД циркулируют четыре больших закона, которые можно было бы унифицировать, объединить, — это законы РК «О правоохранительной службе», «Об органах внутренних дел РК», «О гражданской защите», «О Национальной гвардии РК».

Аналогично, есть Закон РК «О специальных государственных органах РК» и три самостоятельных — « Об органах национальной безопасности РК », « О внешней разведке », « О Службе государственной охраны РК ». Здесь также не предпринимаются попытки объединить их в единый закон.

В приведенных примерах довольно четко просматривается тенденция, направленная на сохранение признака квалифицированности в каждом из приведенных выше направлений правоохранительной и специальной государственной службы. Эта же политика «самобытности» присутствует в законодательстве о Вооруженных силах страны.

Изложенное выше позволяет сделать следующий вывод: нет необходимости совмещать в одном проекте закона два разных по сути, формам и методам направления оказания юридической помощи в стране. Для этого нет никаких веских оснований и статистических данных. Проект закона необходимо свести к оптимальному и взвешенному регулированию иных массовых неквалифицированных видов юридической деятельности в стране, имея в виду, что она также находится во власти законов страны, регулирующих работу разных по правовому статусу юридических лиц, в составе которых функционируют данные юридические подразделения. Вместе с тем в проекте закона можно и нужно отразить квалифицированные виды оказания юридической помощи, которые носят внеполитический и внегосударственный характер, отличаются высокой степенью независимости и этическими началами (адвокатское, нотариальное) в виде соответствующей отсылки к законодательству об адвокатской и нотариальной деятельности.

Такой подход будет соответствовать общепринятому в мире пониманию Основных положений о роли адвокатов, а также Основных положений о роли юристов в обществе и государстве, принятых XVIII Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в 1990 году (Нью-Йорк, Гавана). В них главным образом проводится мысль о том, чтобы все люди имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимыми юристами. Необходимо отметить, что данные Основные положения дублируют друг друга и провозглашают монополизм адвокатской профессии в юридической среде. В частности, в преамбуле и Основных положениях о роли адвокатов и в Основных положениях о роли юристов одинаково утверждается следующая позиция: «Основные положения о роли адвокатов, изложенные ниже, сформулированы, чтобы помочь государствам-участникам в их задаче содействовать и обеспечивать надлежащую роль адвокатов, которая должна уважаться и гарантироваться правительствами при разработке национального законодательства и его применении, и должны приниматься во внимание как адвокатами, так и судьями, прокурорами, членами законодательной и исполнительной властей и обществом в целом. Эти принципы должны также применяться к лицам, которые осуществляют адвокатские функции без получения формального статуса адвоката».

В контексте изложенного выше следует отметить, что роль и назначение адвокатов в сфере судопроизводства однозначно понимаются и поддерживаются в общеизвестных универсальных международных документах по правам человека (конвенции, пакты и т. д.).

Развиваются законодательство и адвокатская деятельность в иностранных государствах, где исторически адвокатское сословие всегда занимало важное место в обществе и государстве. Там присутствуют свое законодательство и высокая степень независимости, автономности, самостоятельности, самоуправляемости, координации, конкуренции. Есть там и много полезных вещей, которые могут быть приняты нами во внимание. Таким образом, лично я против объединения в одном проекте закона разных по качеству видов оказания юридической помощи в стране.

Вместе с тем Закон «Об адвокатской деятельности» нуждается в определенной коррекции, что позволит усилить его правозащитные функции в обществе и государстве, а также повысит чувство ответственности адвокатов в каждом деле или споре. В этой сфере можно использовать и опыт правового регулирования тех или иных вопросов деятельности иностранных адвокатур.

Например, в законе стоит уточнить вид юридического образования как одного из условий для того, чтобы стать адвокатом, как минимум это должна быть степень магистра в области права. Не менее важно значительно увеличить срок стажировки стажера-адвоката и сделать обязательным ее прохождение в разных правоохранительных, судебных органах страны, а также на предприятиях, в учреждениях, организациях, в том числе ее обязательное прохождение сразу после получения лицензии в начале адвокатской карьеры.

Необходимо, помимо прочего, исключить взимание с адвоката ставки первоначального целевого взноса, но обязать всех лиц, имеющих лицензию на занятие адвокатской деятельностью, в течение месяца после ее получения вступить в члены коллегии адвокатов и оплачивать ежемесячные членские взносы в установленных законом размерах, независимо от фактического осуществления этой деятельности. Кроме того, нужно сделать обязательным ежегодное повышение адвокатом своей квалификации, формы которого он вправе выбирать сам либо путем оказания содействия ему в этом через соответствующие структуры адвокатского сообщества. В принципе, адвокат самосовершенствуется на каждом деле и споре, но это не основание для того, чтобы не проходить повышение квалификации. Признак квалифицированности юридической помощи и, собственно, статуса адвоката — требование Конституции.

Вне всякого сомнения, следует установить также и обязательное страхование профессиональной ответственности адвоката не за результаты рассмотрения дела или спора, а за неэффективное, иначе говоря, неквалифицированное ведение защиты или представительства в судопроизводстве. Последнее должно во всех случаях влечь отмену судебного решения вышестоящим судом, поскольку в деле не было реализовано конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи и обеспечение принципа равноправия и состязательности сторон. То есть уголовный судебный процесс, инициированный и проведенный государством, может быть признан принципиально несправедливым, что приводит к отмене приговора, полученного таким образом и независимо от того, что со стороны суда и аппарата государственного обвинения никаких нарушений не было. Эта мера будет иметь профилактическое значение для адвоката и побуждать его постоянно работать над повышением своей квалификации. Она позволит искоренить в среде адвокатов так называемых карманных адвокатов, то есть откровенно пассивных, выполняющих свои функции формально-юридически, «без души», особенно по «социальным» делам.

Возможно, стоит пересмотреть и виды дисциплинарной ответственности адвокатов: дополнить их штрафами, временным отлучением от занятия адвокатской деятельностью на определенный срок.

Словом, полезность обсуждения проекта закона РК — это еще один реальный канал в деле повышения эффективности адвокатской деятельности и иных видов оказания юридической помощи в стране.

Международного Союза (Содружества) адвокатов

на проект закона Республики Казахстан

По вопросу создания «параллельной адвокатуры»

и увеличения регулятивного воздействия на адвокатуру

г. Москва 09 октября 2017 года

Настоящее заключение подготовлено Международным Союзом (Содружеством) адвокатов в связи с поступлением от членов Международного Союза (Содружества) адвокатов от Республики Казахстан запроса об анализе основных положений проекта закона Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности и юридической помощи».

По полученным сведениям проект закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» (далее также – «законопроект») планируется к рассмотрению Парламентом Республики Казахстан до конца 2017 года.

I. Одной из основных новелл законопроекта является введение в законодательство Республики Казахстан института юридических консультантов, регулирование которых установлено разделом 4 законопроекта.

В соответствии с частью 1 статьи 77 законопроекта Юридический консультант — это физическое лицо, имеющее высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, состоящее в реестре палаты юридических консультантов и оказывающее юридическую помощь. Юридическими консультантами являются:

  • физические лица в составе организаций, оказывающих юридическую помощь;
  • физические лица, оказывающие юридическую помощь и осуществляющие свою деятельность в виде индивидуального предпринимательства;
  • физические лица, оказывающие юридическую помощь без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

При этом не относятся к юридическим консультантам лица, являющиеся

  • работниками юридических лиц – по делам этих юридических лиц, государственных органов – по делам этих государственных органов и их территориальных подразделений;
  • уполномоченными профессиональных союзов – по делам рабочих, служащих, а также других лиц, защита прав и интересов которых осуществляется этими профессиональными союзами;
  • уполномоченными организаций, которым законом, уставом или положением предоставлено право защищать права и интересы членов этих организаций, а также права и интересы других лиц;
  • соучастники по поручению других соучастников.

Предусматривается право юридического консультанта оказывать любую юридическую помощь, в том числе представлять права и интересы доверителей в судах, государственных органах и иных инстанциях, получать информацию и сведения, необходимые для оказания юридической помощи, заявлять ходатайства и жалобы и использовать другие способы защиты (ст. 78 законопроекта).

В качестве основного инструмента организации деятельности юридических консультантов предлагается саморегулируемые организации – палаты юридических консультантов (ст. 80 законопроекта), которые призваны будут регулировать деятельность юридических консультантов и вести их реестр.

Таким образом, наряду с традиционно существующей в Республике Казахстан адвокатурой законопроектом предполагается создание «параллельной адвокатуры» в виде института «юридических консультантов».

С учетом важности данного принципиального положения законопроекта, а также активного обсуждения подобных инициатив в других странах, члены которых объединены в Международный Союз (Содружество) адвокатов (далее также – «МССА»), Союз полагает необходимым выразить позицию о принципиальной нежелательности формирования в различных странах «параллельной адвокатуры».

Создание «параллельной адвокатуры» в Республике Казахстан противоречит практике развития адвокатуры в постсоветских странах, может привести к разрушению сложившегося института адвокатуры и фактически ведет к деградации юридической профессии.

Институт адвокатской деятельности и адвокатуры формировался на территории постсоветских стран в течение длительного времени, и традиционно предполагал не только придание адвокатуре статуса специального юридического сословия, но и возложение на адвокатуру дополнительных социальных функций, включая оказание бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотренных законами соответствующей страны, а также предъявление к адвокатам повышенных профессиональных и этических требований.

Подобное соотношение социальной роли адвокатуры и ее правового статуса, ее прав и обязанностей было выработано путем длительных правовых преобразований и реформ, стало результатом значительного исторического опыта. Именно в адвокатуре находит свое отражение принципиальное право на квалифицированную юридическую помощь.

Непродуманное дерегулирование сферы оказания юридической помощи было допущено на территории сразу нескольких постсоветских стран. В результате данных процессов в этих странах были созданы нерегулируемые рынки юридических услуг. Такая же ситуация сложилась в Республике Казахстан, в которой сформировался рынок «частнопрактикующих» юристов.

Сами авторы законопроекта в его концепции исходили из невысокого среднего качества нерегулируемого рынка юридических услуг, делая при этом неочевидный вывод о способности такого рынка к эффективному саморегулированию. Вместе с тем, именно такой средний уровень качества услуг «частнопрактикующих» юристов свидетельствует о его неспособности к качественному саморегулированию. Объединение «частнопрактикующих» юристов в саморегулируемые организации с очевидностью не приведет само по себе к увеличению степени их качества, особенно в условиях множественности саморегулируемых организаций.

Фактически формирование наряду с Республиканской коллегией адвокатов неограниченного числа палат юридических консультантов создаст множественность структур адвокатского и квазиадвокатского регулирования, часть которых будет регулироваться по одним, более жестким, правилам, а часть («квазиадвокатская») – по другим, более мягким.

Во-первых, это создает неравенство юристов-профессионалов. Юристы, по существу реализующие одни и те же функции – оказание юридической помощи, судебное представительство и т.п. – по неочевидным критериям будут подвергаться различному регулированию, что уже само по себе может свидетельствовать о наличии признаков профессиональной дискриминации. Члены коллегий адвокатов сохранят на себе бремя повышенных профессиональных и этических требований и ограничений, участия в оказании бесплатной юридической помощи, а «юридические консультанты» не будут иметь соответствующих обременений, обладая теми же правами и полномочиями, что и адвокаты. Аналогичны и необоснованные различия в определении характера профессиональной деятельности как коммерческой или некоммерческой.

Во-вторых, подобные регуляторные действия не только не увеличат средний уровень юридической помощи в стране, но и, напротив, с большой вероятностью этот уровень понизят в силу неизбежного оттока юристов из коллегий адвокатов с повышенными требованиями к этике, профессиональным стандартам, необходимостью участия в оказании бесплатной юридической помощи в палаты юридических консультантов с менее высокими требованиями и стандартами.

В-третьих, подобный опыт не учитывает негативный опыт развития института адвокатуры на постсоветском пространстве. По существу, предлагаемое новое регулирование создает вместо одной системы коллегий адвокатов множественную квазиадвокатскую систему. Аналогичная множественность, когда вместо одной коллегии адвокатов возникло их значительное количество, было допущено на территории Российской Федерации в 1990-х годах, в результате чего качество рынка юридической помощи стремительно ухудшилось, что признается всеми профильными экспертами. В результате объективной потребностью данного процесса стало создание в 20023 году на территории Российской Федерации нового регулирования адвокатуры, вновь объединившего сферу адвокатской деятельности в единую модель адвокатских палат. Однако последствия неконтролируемого «свободного» прихода в сферу юридической помощи новых адвокатских и квазиадвокатских структур имеют место быть до настоящего времени.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об опасности формирования в той или иной стране, в том числе в Республике Казахстан, «параллельной адвокатуры», в частности, в форме создания палат юридических консультантов, как для сохранения и развития уровня качества юридической помощи, так и для устойчивости институциональной организации традиционной адвокатуры.

Безусловно, это не исключает саму по себе возможность реформирования адвокатуры, придание ей более прозрачного и открытого статуса, в целях развития данного института и приведения его в соответствие с существующими реалиями.

Создание параллельной коммерческой «квазиадвокатуры» противоречит международной практике и международным стандартам.

Прежде всего, необходимо обратить внимание, что, констатируя ориентированность нового института юридических консультантов на извлечение прибыли (а это одна из основных отличительных черт данного института), авторы законопроекта противоречат международной практике и рекомендациям крупнейших международных юридических ассоциаций. Так, в Резолюции по вопросу противопоставления профессионализма ориентированности на извлечение прибыли (Resolution on Professionalism Versus Commercialism) (утверждена Советом Международной ассоциации юристов (International Bar Association) в сентябре 2000 года) указывается, что юристам следует предоставлять свои профессиональные услуги, избегая ориентированности на извлечение прибыли, то есть чрезмерном и неуместном акценте на прибыли (пункт 1b).

В этом смысле государственное одобрение коммерческого статуса юридических консультантов – а именно это является одним из ключевых отличительных признаков данного института – противоречит лучшим практикам и мировым стандартам.

Кроме того, само по себе введение параллельной адвокатуры противоречит мировой практике.

Существование двойственного регулирования в отдельных юрисдикциях, например, Великобритании – в форме разделения судебных представителей на солиситоров и барристеров, имеет сугубо исторические предпосылки и в любом случае не соответствует идеям, предлагаемым законопроектом.

Прочие же развитые юрисдикции – Франция, Германия, США, Испания, Италия, Швейцария, Япония, Греция, Португалия и др. ввели в законодательство ту или иную форму адвокатской монополии и в любом случае в целом не допускают двойственность «адвокатуры» и регулирования рынка юридических услуг (юридической помощи) в целом.

Таким образом, Международный Союз (Содружество) адвокатов полагает, что создание законопроектом института юридических консультантов представляет собой по существу формирование «параллельной адвокатуры», не отвечает традициям и истории развития адвокатуры на постсоветском пространстве, может привести к разрушению сложившегося института адвокатуры и в целом противоречит международной практике и стандартам.

II. Очевидная направленность законопроекта на увеличение регуляторного и правоприменительного воздействия на адвокатуру не соответствует международным стандартам в области независимости.

Законопроект в целом, одновременно предполагая, в частности, создание государственной адвокатуры (ст. 31 законопроекта), резкое введение в дисциплинарные органы существенного количества представителей государства (ст. 74), оговорку о возможности введения законодательством случаев допроса адвоката по вопросам, связанным с оказанием им юридической помощи (ст. 36), запрет вступительных взносов (ст. 59) увеличивает регулятивное и правоприменительное воздействие на адвокатов и адвокатское сообщество республики в целом.

Вместе с тем международные стандарты регулирования юридической профессии предполагают ослабление регулирования и повышение независимости юридической профессии. Так, в Резолюции о дерегулировании юридической профессии (Resolution on Deregulating the Legal Profession), принятой Советом Международной ассоциации юристов (International Bar Association) 6 июня 1998 года, указывается, что сохранение независимости юридической профессии является первостепенно важным и незаменимым для обеспечения гарантий прав человека, доступа к правосудию, верховенства права, а также для свободного демократического общества (п. 1).

При этом указание в концепции законопроекта на то, что изменения в виде отмены вступительных взносов «не повлекут уменьшение поступлений в коллегию адвокатов», поскольку якобы вызовут резкий приток количества новых адвокатов, не сопровождается экономическими расчетами и не обосновывается, а наряду с предложением «параллельной адвокатуры» в целом представляется с высокой долей вероятности не соответствующим действительности. Это, безусловно, не означает невозможность дискуссии об обоснованности размеров вступительных взносов в целях получения статуса адвоката.

Таким образом, общая направленность законопроекта на увеличение регуляторного и правоприменительного воздействия на адвокатов и их объединения представляется негативным фактором развития регулирования адвокатуры и не в полной мере соответствует лучшим международным практикам и стандартам, требующим, напротив, дерегулирования адвокатских объединений.

Международный Союз (Содружество) адвокатов полагает, что данные позиции могут быть учтены при обсуждении проекта закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» и сопутствующих поправок в законодательство в Парламенте Республики Казахстан.

Международный Союз (Содружество) адвокатов

Обсудить законопроект можно на нашей странице в фейсбуке:

© Коалиция по вопросам безопасности правозащитников, активистов PANA 2016, 2017